Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:54 

Выполняю заявки. Фанфик для smit88 (Шу/Оми). Не отбечен!

Kanashimi-san
I walk alone...
Название: "В ворохе чужих мыслей..."
Автор: profileKanashimi-san
Бета: -
Пейринг/персонажи: Шульдих/Оми; Кроуфорд/Ая
Рейтинг: R
Статус: закончен
Жанр: романс, драма.
Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Коясу
Предупреждение: фанфик написан мной, следовательно, в нем мое восприятие героев и мира "WK", если Вас это не напугало, читайте дальше; ООС, искажение фактов и временных отрезков канона.
На заявку smit88, пожелавшей следующее: "Кроуфорд и Ая (Ран) - любовники, в устоявшихся отношениях (все всё знают). На одной из миссий Вайс (уничтожить лабораторию). Оми получил отравление неким веществом (ну или враг пролил на него). Данное вещество пробуждает способности паранорма. Естественно об этом никто не знал, и все возвращаются домой. В тоже время Кроуфорду приходит видение, что у Оми пробуждается дар (телепат), но если ему не помочь (помогать будет Шульдих), то парень умрёт. Кроуфорд и Шульдих мчатся к Вайсам домой - никто ничего не понимает, и тут дар начинает пробуждаться (крики в голове, Оми начинает сходить с ума), Шварцы хватают Оми и Рана (фэйс контроль) и несутся к себе домой. Шульдих несёт Оми и пытается ему помочь. Уже дома Шульдих со страдающим Оми идут в комнату Фарфа. Чтобы научить контролировать свой дар Шульдиху нужен очень близкий контакт (короче секс) - жаркий секс и последующие серьёзные отношения (возможна вероятность того, что до этого Шульдих уже нравился Оми). Ну и наладка контроля над даром. Happy and".
От автора: заранее приношу извинения всем, кто решится это прочитать, а также уважаемому заказчику (за очень длительное ожидание). Все штампы и шаблоны, конечно же, сохранены!


Серые стены, запах «больничной стерильности» с легким флером медикаментов, футуристичные белоснежные капсулы, в которых еще недавно выращивали клонов, множество оборудования, большая часть из которого была похожа на орудия пыток какого-нибудь сумасшедшего ученого-маньяка. Хотя, о чем речь? Это же и есть самое что ни на есть настоящее логово таких психов. Очередная лаборатория Эсцет, в которой шла «зачистка», располагалось в ничем не примечательном здании на окраине города.
— Здесь какое-то движение, я проверю, — шепотом произнес Оми, в полумраке продвигаясь по узкому восточному коридору.
— Будь осторожен, — отозвался в портативном наушнике голос Кена.
Компактный арбалет был наготове. Цукиено затаил дыхание и бесшумно прошмыгнул в очередную комнату.
Неисправная, раздражающе мигающая люминесцентная лампа, множество пробирок и колб, заполненных разноцветными жидкостями. Ворох документов и распечаток. Склянки с препаратами, реплики ДНК сильнейших паранормов… Оми хотел было установить заряд, чтобы взорвать это место, но тень, промелькнувшая за спиной, заставила его резко обернуться. Безумные, горящие в темноте глаза. Хищный оскал. Паранорм, утративший человеческий облик, рыча, бросился на него, сбивая с ног. Цукиено едва успел сгруппироваться. Дротики с транквилизатором не действовали. Даже прямое попадание арбалетного болта в область сердца не помогло. Очередной удар противника отбросил Оми в стеллаж, заполненный реактивами. Раздался оглушительный звон стекла. Цукиено зажмурился. Десятки осколков упали вниз, болезненно оцарапав кожу. Какая-то вязкая жидкость потекла по лицу…
Цепкие пальцы паранорма сжались на горле. Оми выстрелил, не целясь. Противник захрипел, острые когти впились в шею. Еще один выстрел, и безумный зверь испустил дух…

— Оми, Оми! Открой глаза, — запыхавшийся Фудзимия, осторожно коснулся щеки, перчаткой стирая кровь.
Серьезных повреждения не было. Только небольшие царапины на лице и шее.
— Ая… — тихо отозвался Цукиено, с трудом сфокусировав взгляд.
Фудзимия с облегчением вздохнул.
— Мы установили взрывчатку, скоро все взлетит на воздух, — помогая Оми подняться, произнес он. — Надо выбираться. Идти можешь?
Цукиено кивнул. Голова слегка кружилась, но он списал это на последствия удара.
Оми с трудом помнил, как выбрался из дома. Кажется, Ая вывел его, крепко держа за руку. К голу подступала тошнота. Сотрясение — решил он, едва сдерживая рвотные позывы. Мысли в голове путались. А громкие звуки вызывали приступы сильной мигрени.

— Оми, ты в порядке? — в голос спросили Хидака и Кудо, выбежавшие навстречу.
Цукиено беззвучно кивнул, поморщившись, а в следующее мгновение потерял равновесие и рухнул, как подкошенный. Фудзимия едва успел поймать его.
Позади раздался приглушенный хлопок. Здание, в котором некогда располагалась лаборатория Эсцет, сложилось, будто карточный домик, погребя под обломками оборудование, тела убитых ученых и подопытных, а также все данные и результаты экспериментов…

— Брэд, прекрати это, — взмолился Шульдих, устало потерев виски.
— Умм? — Кроуфорд отвлекся от изучения новостной колонки и вопросительно посмотрел на телепата. — Что прекратить?
— Это! — раздраженно пояснил Шульдих. — Эти дурацкие ухмылки, вздохи. Ран, Ран, Ран… Все мысли только об этом мальчишке!
— Не копайся в моей голове, Шу, — снисходительно улыбнувшись, произнес Брэд. — К тому же, вы почти ровесники.
— Черт, ты понял, о чем я! Ты же светишься от счастья и совсем не думаешь о работе! На тебя это не похоже! — телепат страдальчески всплеснул руками. — Если так волнуешься за своего Котенка, то зачем отпустил его одного?

Кроуфорд промолчал, вернувшись к чтению свежей газеты. Видение накрыло его подобно лавине. Яркое, оглушающее… Он сразу узнал это место. Дом Вайсс. Цукиено громко кричал, свернувшись в клубок на полу, и изо всех сил сжимая голову руками, вокруг, в неестественных позах, лежали остальные. Ран… Брэд отчетливо увидел его бездыханное тело. Широко распахнутые глаза со множеством лопнувших кровеносных сосудов, струйки крови, стекающие из носа и ушей. Крик Оми становился тише. И, спустя несколько секунд, Цукиено, судорожно всхлипнув, замолчал навсегда…
Сердце Кроуфорда болезненно сжалось. Этого будущего он допустить не мог.
— …эд? Брэд? Эй, что стрясло… — хотел было спросить Шульдих.
Немного удивленный внезапным ступором Кроуфорда, телепат заглянул в его мысли и, не закончив вопроса, быстро сорвался с места. — Я подгоню машину, — выбегая из дома, крикнул он.
Брэд запоздало кивнул, немного придя в себя после увиденного. И поспешил следом за телепатом. Каждая минута была на счету…

В машине Оми пришел в себя. Казалось, ему даже стало лучше. Тошнота и слабость прошли. А вот мигрень только усилилась.

— Может, отвезти его в больницу? — вкрадчиво поинтересовался Кудо, глядя на бледное, искаженное болью лицо Цукиено в зеркало заднего вида.
— Я в порядке, только голова немного болит, — шепотом ответил Оми, не желая беспокоить остальных.
В машине повисла тишина.
— Едем домой, — добавил он, натянуто улыбнувшись.

Добравшись до своей комнаты с помощью Кена, он упал на кровать и, накрыл голову подушкой, пытаясь заглушить непонятный гул в голове, нарастающий с каждой секундой. Громче, громче…
Словно сотни, или даже тысячи голосов галдели одновременно…
— Нет, нет, нет. Хватит, прекратите! Хватит!!! — прокричал Оми и закусил губу.
Собственный крик только усилил головную боль.
Слезы невольно потекли из глаз. Непонятные чувства — страх, радость, тоска, возбуждение, отрешенность, печаль и безудержная эйфория нахлынули в одно мгновение, вместе, сливаясь в безумную какофонию. Они казались чуждыми, но воспринимались очень остро.
Голоса… Они проникали в голову, заполняя мысли чем-то незнакомым: непонятными образами, переживаниями, мечтами. Их было много, слишком много. Оми больше не мог этого выносить. Он закричал, пытаясь заглушить этот шум…

— Оми! — Хидака постучал в дверь, услышав крик. — Оми, что с тобой? Открой дверь, Оми!
Вскоре к комнате Цукиено прибежали остальные.

— С ним — ничего хорошего, отойдите, иначе и вам не поздоровится, — заявил Шульдих, возникший из ниоткуда.
— Шу… Шульдих? Какого черта ты здесь делаешь? — спросил Кудо, потянувшись к своим часам. — Даже если Ая спит с твоим боссом, это не дает тебе права…
Хлесткий удар заставил Едзи замолчать.
— Заткнись, Кудо, — прошипел телепат. — Лучше отойдите.
— Делайте, как он говорит, — голос Брэда заставил всех замолчать и обернуться. — Я потом все объясню, Ран.
Фудзимия кивнул.
Очередной крик Оми заставил Шульдиха тихо выругаться и, одним мощным пинком вынести дверь.
— Шшш, все хорошо, сейчас станет немного легче, — беззвучно произнес он, бережно обнимая сжавшегося в комок Цукиено.
— Что с ним? — тихо спросил Ая, пристально посмотрев на Кроуфорда.
— Я точно не знаю. У меня было видение. То, что происходит с Оми похоже на ускоренную активацию дара. Эсцет работали над сывороткой, превращающей обычных людей в паранормов с высоким уровнем выраженности дара. Эта программа велась совместно с клонированием, но, обычные, неподготовленные люди, получив большую силу, обычно, оказывались неготовыми к ней. Многие умирали сразу, некоторые постепенно сходили с ума, кто-то, как Цукиено, становился опасным для себя и окружающих, — Брэд тихо вздохнул, невольно вспомнив образы из видения…
— Но откуда у Оми «дар»? Как такое, черт возьми, могло произойти? — вновь вмешался Едзи.
— Лаборатория, в которой вы находились… Там, наверняка, были образцы сыворотки, — Кроуфорд перевел взгляд на Шульдиха, крепко прижимавшего к себе перепуганного и измученного болью парнишку.
— Что теперь будет с Оми? — растерянно спросил Кен, до этого лишь безмолвно наблюдавший за происходящим.
— Мы попробуем ему помочь, — задумчиво отозвался Брэд. — Здесь оставаться ему нельзя. Это дополнительный риск для всех. Мы заберем его.
— Хорошо, — Фудзимия тихо вздохнул. — Пожалуйста, позаботься о нем.
— Что? Ая?! И ты вот так просто отдашь им Оми?! — закричал Кудо. — Как таким как они вообще можно верить?! Что они сделали с тобой? Промыли мозги?
Цукиено заметался, вырываясь из объятий телепата. Нарастающая буря эмоций окружающих с новой силой захлестнула его.
— Нет, пожалуйста, не надо, больно, хватит, — он вцепился дрожащими пальцами в зеленый тренч телепата, рыдая в голос.
Слишком много шума, слишком больно, казалось, его голова была готова взорваться…
— Шшш, сейчас станет немного легче, расслабься, постарайся уснуть, — прошептал Шульдих, пытаясь хоть немного облегчить страдания Цукиено.
— Едзи, хватит, — в голосе Фудзимии звучала сталь. — Они хотят помочь, я верю им. А моя личная жизнь, — не твое дело, ясно?
Кудо фыркнул, но промолчал. Хидака тихо вздохнул, провожая взглядом телепата, несущего на руках заплаканного Оми.
— Ран, -Кроуфорд невесомо коснулся руки Фудзимии, его просьба была понятна без слов.
— Да, я еду с вами, — Ая кивнул и, взяв Брэда за руку, направился следом за Шульдихом, оставив растерянных Кен и Едзи в одиночестве.

Дорога до дома, где обитали Шварц, заняла считанные минуты. Брэд гнал, как оголтелый, не обращая внимания на знаки и сигналы светофора. Все это время Шульдих с трудом сдерживал нарастающую силу дара Оми.
— Бедняга, сыворотка слишком быстро проникла в кровь, поэтому дар активизировался так скоропалительно, у него нет щитов, нет никакой защиты, полная уязвимость перед миллионами голосов, — рыжий телепат осторожно погладил задремавшего Цукиено по голове, стирая выступившую на лбу испарину.
— Ты можешь помочь ему, Шу? — с надеждой спросил Фудзимия. — Пожалуйста, если он такой же, как и ты, значит, ты знаешь, как его спасти?
— Он не такой, — Шульдих вздохнул, — У меня с рождения был эта сила, были защитные механизмы, позволившие справиться с ней и не сойти с ума. Создать их можно, но это очень сложный и рискованный процесс. В Эсцет любили проверять «на выносливость» и часто полностью искусственно разрушали все ментальные защиты. Тогда только полное единение с другим телепатом помогало восстановить их, но успешность подобных ментальных регенераций была процентов пятьдесят, не более.
Телепат невольно поморщился, вспомнив то, что ему самому когда-то пришлось пережить.
— Я не отказываюсь, но… Помимо моего согласия, думаю, логично спросить, хочет ли этого он сам? — Шульдих перевел взгляд с Аи на Оми.

Воспользовавшись отсутствием Фарфарелло, телепат отнес Цукиено в его комнату. Хорошая звукоизоляция, мягкие, обитые серым войлоком стены, приглушенный свет, не раздражающий глаза…
— Оми, эй, малыш, слышишь меня? — мысленно позвал Шульдих, разбудив Цукиено.
Сейчас, когда телепат находился с ним в более-менее тесном контакте, голоса ощущались намного тише, их гул уже не сводил с ума так, как раньше.
— Да, — беззвучно произнес Оми, открыв глаза.
— Не бойся, я не причиню тебе вреда, я хочу помочь, — Шульдих улыбнулся, успокаивающе погладив его по голове.
Цукиено показалось, что эти прикосновения, словно по волшебству, снимали незатихающую головную боль, и он, невольно, словно котенок, приласкался к теплой ладони телепата, ища спасения.
— Послушай, теперь ты можешь слышать мысли людей, также как я, но у тебя нет защиты от них. Ты слышишь все и сразу, поэтому, вместо пользы, дар приносит тебе лишь боль и страдания. — Шульдих вздохнул. — Я могу попробовать научить тебя, как защититься от голосов в голове, но для этого мне нужно будет… — телепат замялся, — Нужна будет сильная связь, как ментальная и эмоциональная, так и телесная…
С трудом подобрав слова, закончил Шульдих и пристально посмотрел на Цукиено.
Большие темно-синие глаза, полные слез, растрепанные, мягкие на ощупь волосы, цвета спелой пшеницы, румянец, выступивший на бледных щеках…
Телепат понимал, что в здравом уме, Оми вряд ли сделал бы это с тем, кто отнял его любимую сестру, да еще и сдал его в руки братцу-садисту…
— Может быть есть другой способ? — тихо спросил Цукиено и отвел глаза, борясь со смущением.
— Я уже перепробовал все, единственное, что я могу — это временно облегчить твое состояние, пока ты находишься рядом, но полностью подавить голоса таким способом мне не под силу, — Шульдих виновато улыбнулся.
— Ая, он ведь здесь? Могу я поговорить с ним… Наедине? — Оми попытался подняться, но тело было непослушным и каким-то ватным.
— Я позову его, — телепат немного отстранился, но старался все же остался рядом, чтобы быть в силах защитить Цукиено.
Вскоре Фудзимия бесшумно вошел в комнату и присел на пол рядом с телепатами.
— Я оставлю вас ненадолго, если станет хуже, зови, — Шульдих улыбнулся и поспешил выйти за дверь.
Конечно, он прекрасно слышал все, о чем говорили Оми и Ая, ведь сейчас его щиты были единственным спасением для телепата-новичка. Но говорить об этом самому Цукиено, он не стал.
Возможно, из-за воспоминаний, или просто «по доброте душевной», но Шульдиху действительно хотелось помочь…
— Оми, как ты себя чувствуешь? — вкрадчиво поинтересовался Фудзимия, глядя на подростка.
— Мне страшно… — тихо отозвался Цукиено. — Я боюсь того, что со мной происходит и того, что должно произойти… — он вздохнул. — А ты, когда ты и Кроуфорд, когда вы в первый раз… — Оми покраснел и смущенно отвел взгляд. — Прости, я не должен спрашивать.
— Все в порядке, страх перед неизведанным — это абсолютно нормально. Мы с Брэдом… Ну, в первый раз, когда он решил зайти дальше поцелуев… Хм, думаю, он очень пожалел. Ему тогда сильно досталось. Мне ведь тоже было немного страшно, я действовал инстинктивно, невольно пытался защититься… Но он заботливый партнер, так что, мне было хорошо, — Ая улыбнулся.
— Он любит тебя… — грустно вздохнув, произнес Цукиено. — А в моем случае, это лишь «процедура по созданию щитов»…
С уходом Шульдиха, гул голосов в голове начал постепенно нарастать, Оми закрыл лицо руками, пытаясь взвесить все «за» и «против», чтобы принять верное решение.
Дверь распахнулась, телепат пошел в комнату, заставляя посторонний шум в мыслях Цукиено вновь утихнуть.
— Знаешь, что бы ты ни решил, я обещаю, что буду рядом. Это не панацея, но… Так ты сможешь жить, пусть с приглушенным шепотом чужих голосов, но все же… — Шульдих склонился и осторожно погладил Оми по голове.
Ая тихо вздохнул и, улыбнувшись, покинул комнату, на всякий случай, оставив у входа небольшой бумажный пакет с логотипом местной аптеки.
— Я согласен, — дрожащим голосом произнес Цукиено. — Я сделаю это, по-пожалуйста, позаботься обо мне…
— Хорошо, Оми, — тихо ответил телепат. — Не бойся, все будет хорошо, обещаю.

Цукиено кивнул, чувствуя, как от волнения бешено забилось сердце.
— Шшш, — прошептал Шульдих, осторожно коснувшись пульсирующих висков подростка. — Можешь закрыть глаза, иногда это помогает справиться со страхом. Сосредоточься на ощущениях и слушай мой голос.
Вопреки совету, Оми растерянно уставился на рыжего телепата. Его губы не двигались, но голос звучал отчетливо.
— Ты тоже сможешь так. Я научу. Я научу тебя всему, постепенно… — Шульдих улыбнулся очень заботливо и нежно.
Эта улыбка отразилась в больших и синих, словно море, глазах Цукиено. Где-то в глубине его сознания возник едва уловимый огонек. Постепенно разрастаясь, он заполнял собой все вокруг, прогоняя морок чужих мыслей, обволакивая и защищая, окрашивая каждую мысль, каждое воспоминание в теплый оранжевый цвет… Это был Шульдих. Его сила, подобно солнечным лучам, согревала изнутри и дарила надежду, пробуждая самые драгоценные и яркие эмоции.
Страх ушел. Разум Оми невольно потянулся к этому спасительному свету, но какая-то невидимая сила оттолкнула его, не позволяя приблизиться и коснуться мыслей телепата.
— Ты чувствуешь их? Это и есть ментальные щиты — защитные механизмы, которые есть у каждого, даже самого слабого телепата, они не позволяют моему сознанию раствориться в сознаниях тысяч других людей. Я могу ослабить их, или усилить, но этот тонкий барьер всегда будет существовать. Даже если его полностью уничтожить, он восстановится, постепенно, очень медленно… Именно во время восстановления защиты, велик риск лишиться разума из-за натиска чужих мыслей. Но близость с другим телепатом помогает ускорить процесс, — Шульдих тихо вздохнул и зарылся пальцами в растрепанные светлые пряди волос Цукиено.
Оми кивнул и прикрыл глаза. Длинные пушистые ресницы слегка подрагивали.
Футболка, кроссовки, шорты и белье были быстро сняты и отброшены куда-то в дальний угол комнаты. Губы Шульдиха невесомо коснулись лба, затем щеки, после чего накрыли губы Цукиено. Шершавый влажный язык телепата проник в рот, заставив крепче зажмуриться от непривычных ощущений, пока теплые ладони скользили по груди, лаская кожу и дразня, слегка задевая затвердевшие соски.
По спине пробежали мурашки, кровь прилила вниз живота, наполняя плоть.
За биением собственного сердца, Цукиено уже не слышал голосов. Он утопал в ласках, которые ему дарил телепат.
Шульдих действовал все смелее и напористее. Отстранившись всего на мгновение, он вновь оказался подле Оми, держа в руке «подарок», оставленный Фудзимией.

— Ничего не бойся, — тихо повторил телепат, ощутив отголоски страха и сомнений в голове Цукиено. — Сейчас наши сознания очень тесно переплетены. Чувствуешь? Нет никаких посторонних шумов… Мы одни.
Оми замер, прислушиваясь. Все было в точности, как говорил Шульдих. Ничего, кроме биения собственного сердца и дыхания партнера, он не слышал. Теплый оранжевый цвет окутал его разум целиком, словно защитная оболочка.
Так уютно и спокойно…
Цукиено полностью расслабился. Правда, вскоре, непривычные ощущения вернули его в реальность. Скользкие от смазки пальцы телепата, до этого лишь «невинно» ласкавшие плоть, теперь неспешно проникали в тело, очень осторожно и бережно подготавливая.
Оми сжался, казалось, забыв, как дышать. От смущения и странных ощущений, его щеки залились румянцем. Он вновь запаниковал, попытался оттолкнуть Шульдиха, но не смог. Силы были неравны… Рыжий телепат удержал его.
— Доверься мне, — мысленно произнес Шульдих и, накрыв губы Цукиено своими, плавно пошел в него, после чего замер, давая немного привыкнуть.
Тянущая боль. Жар чужого тела… Оми выгнулся, пытаясь отстраниться, но в следующий момент все неприятные ощущения ушли.
Рыжий телепат разорвал поцелуй и заглянул в наполненные слезами глаза подростка.
— Дыши, малыш… — вслух прошептал телепат.
В момент слияния тел, ментальные защиты становились наиболее тонкими, почти неосязаемыми. Как раз то, что было нужно.
Оранжевое свечение в сознании Цукиено постепенно становилось все ярче и ярче. Теперь оно не отталкивало и не обволакивало, а свободно струилось вокруг и проникало в самые потаенные уголки души, словно пытаясь что-то отыскать.
Шульдих действительно искал… Искал «основу» для создания щитов, но ее не было… Мозг обычного человека просто не был рассчитан на подобное…
Телепат тихо фыркнул. Сдаваться он не собирался. Только не так, не сейчас. Прижавшись губами к светлой коже Оми, он начал двигаться. Плавно, но настойчиво, постепенно наращивая темп. Полностью сливаясь с Цукиено. Эмоции, чувства, мысли, даже биение сердец и дыхание, — все было одно на двоих.
Цукиено застонал, цепляясь пальцами за плотную ткань обивки, обвив ногами бедра Шульдиха. Он не мог отделить себя от партнера. Ощущения обоих телепатов слились воедино.
Страстные, яркие, они захлестывали и уносили прочь от реальности.
Единение тел и душ, полное погружение во внутренний мир другого. Оми увидел и, словно бы, прожил каждую секунду, каждое воспоминание Шульдиха.
Страх, радость, боль, счастье, ненависть, любовь, — все то, что когда-либо чувствовал рыжий телепат сейчас предстало взору Цукиено, будто открытая книга.
Он и сам не заметил, как обнял Шульдиха и, скользя руками по его спине, начал жадно отвечать на поцелуи…
Когда-то он винил телепата за то, что случилось с Окой. Ненавидел его, но теперь все изменилось…
Шульдих, конечно, не был ангелом, но и тем монстром, каким его считал Оми, он не был тоже…
Да и его желание помочь было абсолютно искренним. Цукиено чувствовал это, как и то отчаяние, которое постепенно захлестывало рыжего, от чего его прикосновения и ласки становились лишь нежнее.

— Мои щиты, ты не можешь их создать, да? — сбивчиво дыша, прошептал Оми, разорвав поцелуй. — Я видел это в твоих мыслях.
— Я… Да, я не могу, — Шульдих замер и встретился взглядом с Цукиено. — Прости…
Небесно-голубые глаза телепата были полны слез.
Оми несмело коснулся теплой ладонью щеки Шульдиха, в неосознанной попытке успокоить.
— Прости, — тихо повторил рыжий телепат, накрыв руку Цукиено своей.
Оми покачал головой и робко улыбнулся. Ему вспомнился недавний разговор с Аей. Та нежность и забота, с которой Шульдих прикасался к нему, чувства, которые эхом возникали в глубине его души, — все это было настоящим.
— Дурачок, конечно, настоящим, — рыжий телепат вдруг тихо рассмеялся, отчетливо слыша все размышления Цукиено.
— Эй, хватит подслушивать, — шутливо возмутился Оми.
Смех телепата был звонким и таким заразительным, как и то теплое оранжевое свечение, в котором хотелось раствориться.
— Так заставь меня прекратить, малыш, — Шульдих вновь начал двигаться, припав губами к шее Цукиено, щекоча кожу своим дыханием, оставляя на ней яркие отметины.
Оми прикрыл глаза, полностью отдавшись происходящему. Он чувствовал, как постепенно проваливается, теряет себя в ощущениях и мыслях рыжего телепата.
Будучи уже на пределе, он содрогнулся и сорвался за грань, невольно сжимаясь вокруг напряженной плоти Шульдиха, увлекая его за собой в бездну удовольствия.
На несколько мгновений все исчезло — звуки, мысли, чувства. Осталось лишь яркое свечение, затмившее собой все вокруг и постепенно становившееся все ослепительнее.
Ощущения постепенно возвращались. Легкость и невесомость. Словно телесные оковы больше не сдерживали его. Все вокруг было ослепительно белоснежным, словно чистый лист…
Оранжевое свечение пропало. Оми больше не чувствовал присутствия телепата и не понимал, где находится. Какие-то голоса, приглушенно звучавшие вдалеке, уже не беспокоили его. Он не разбирал слов…

— Шульдих, ты в порядке? — Кроуфорд и Фудзимия прибежали в комнату на душераздирающий крик, прорвавшийся сквозь плотную звукоизоляцию. — Оми! Что с ним? Что произошло?! Что ты с ним сделал?!
Если бы рыжий не выглядел столь потрепанным и обессилевшим, встревоженный Ая, скорее всего, прикончил бы его собственными руками, не дожидаясь объяснений.
— Он справился… — хрипло отозвался Шульдих, бережно обнимая Цукиено. — Он сам создал ментальные щиты. Правда, из-за нашего слияния, вся их мощь обрушилась на меня, но все в порядке, — он усмехнулся, стирая текущую из носа кровь. — А сейчас, не мешайте, ему нужно поспать и набраться сил.
— Думаю, вам обоим не помешало бы отдохнуть, — с облегчением вздохнув, произнес Брэд и, поспешил удалиться, забрав с собой Фудзимию.
— Спасибо тебе, Шу, — едва слышно произнес Ая, покидая комнату.

Телепат засмеялся. Его голова раскалывалась от боли, да и собственные ментальные защиты теперь нуждались в восстановлении, но сейчас это было не так важно. Ведь рядом, тихо посапывая в его объятиях, спал тот, кто за считанные мгновения перевернул всю его жизнь и стал, пожалуй, самым дорогим сокровищем, которое Шульдих был готов оберегать даже ценой собственной жизни.
— Наверное, это и есть любовь, да, Оми? — тихо спросил он, невесомо перебирая спутанные светлые пряди волос Цукиено.
Оми завозился и, словно отвечая на вопрос, плотнее прижался к нему, светло и безмятежно улыбаясь во сне…

@темы: фанфики, заявки, Шульдих, Оми, Кэн, Кроуфорд, Ая, Ёдзи, weiss kreuz

URL
Комментарии
2016-10-09 в 17:23 

Venera13
Смерть-это только начало.Я такая не постоянная.
Классно,интересно и романтично.

2016-10-09 в 18:52 

Kanashimi-san
I walk alone...
Venera13, большое спасибо, что прочла!

URL
2016-10-10 в 12:56 

Боже, мне очень понравилось, ожидание того стоило!!!!! :ura: (если бы кто видел мою безумную улыбку - будто миллион выиграла). Романтика, немного драмы и переживаний о неизвестности (разговор с Аей тоже хорошо вписался сюда) и постельная сцена в сочетании с попытками телепата поставить щиты - всё отлично! :vo: Большое спасибо!!!! :crzjump:

2016-10-10 в 13:38 

Kanashimi-san
I walk alone...
smit88, ох, наконец-то!!! Можно выдохнуть! Спасибо, дорогой заказчик! Аффтар очень-очень старался (т.к. это не совсем мой пейринг)! Большое спасибо за интересную заявку и лестный отзыв! (Ая... Ну, куда же без него .)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

"Темный угол грустного Ё(д)жика"

главная